?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Связь демократии и порядка с принятыми моделями поведения
aram_hakopian
"Вот два вида общества: те, в которых насилие эффективно и является средством, с помощью которого ты возвышаешься и становишься большим человеком, и общества, в которых насилия не эффективны и ты попадаешь в тюрьму"


Установление правового и демократического государства в Армении упирается не только в сушествование правильных законов, но и установление определенных моделей поведения. Эквивалентно это связано с ценностями. Если все не курят, то больше шансов что новое поколение не будет курить. Если большинство считает ущербным воровство, то такое общество будет "выдавливать" воров и так далее. Похожая тема развернута Юлией Латыниной в другом контексте и приведена далее.

http://www.echo.msk.ru/programs/code/713073-echo/


"Я говорила в одной из прошлых передач об эффективности лжи о том, что ложь, в отличие от правды, всегда имеет под собой какую-то группу интересов, которые заинтересованы во лжи, и что реальная история существования лжи, она, к сожалению, отличается от трогательных представлений о том, что правда всегда восторжествует.

Так вот речь идет об эффективности насилия. Мы делим общества по-разному: на демократии и не демократии, рыночные и не рыночные. Но можно общества разделить на те, в которых насилие эффективно, и на те, в которых насилие не эффективно. Вот если в Афганистане ты воруешь и убиваешь людей, ты большой человек. А если ты в Америке воруешь и убиваешь людей, то ты рано или поздно попадаешь за решетку. И я хочу еще две замечательные истории рассказать, на эту же тему.

Ирак. Это чисто случайная история, рассказанная знакомыми, но она меня потрясла чрезвычайно, так же, как она потрясла знакомых иракцев, которые ее рассказывали. Университетский профессор в Ираке отказал в поступлении в аспирантуру какой-то девочке. Профессора убили. Не просто убили, а зверски убили: 18 ран, пять раз стреляла сама девочка, всё ему отрезали, всё ему выкололи. И все говорят: «Вот какая сильная семья у этой девочки».

Это одна модель поведения. Причем эта модель поведения, она никогда не существовала в Ираке на бытовом уровне. Саддам Хусейн, бывало, закатывал своих противников в асфальт, но это были политические противники, и это не было бытовое насилие. В Ираке подобное поведение приводит к тому, что все говорят: «Ой, какая крутая семья, как ее надо опасаться». А в США, если подобное произойдет, скажут, что этот человек сумасшедший, его посадят в тюрьму.

Другой пример. Я только что вернулась из Норвегии, из ее нефтяной столицы города Ставангер. Норвегия – это антипод в этом смысле Афганистану и Ираку. Это такое место, где, например, фермер может оставить у дороги мешок картошки, а рядом с мешком картошки сдачу и прейскурант. Т.е. едет человек, ему нужна картошка, он эту картошку покупает. Никакого фермера близко на пять километров нет. Он эту картошку себе загружает, смотрит, сколько она стоит, оставляет деньги. Если надо, берет сдачу.

Вопрос – на чем, собственно, базируется вся система? Что мешает тому человеку, которому захочется картошки, забрать картошку бесплатно, еще и деньги забрать. Или что мешает человеку, туристу, который зашел в горную норвежскую хижину отдохнуть – и там опять же на стене висит, что сколько стоит поесть и сколько стоит переночевать и опять та же самая баночка для денег, – что ему мешает переночевать бесплатно, а баночку для денег увезти с собой? Ответ – исключительно условности, по той причине, что все это не делают.

Вот по какой причине мы называем корову коровой? Ответ – по той причине, что ее все называют коровой. А если назвать корову козой, то ты рискуешь, что тебя не поймут. В Норвегии тебя не поймут, если ты вместе с картошкой заберешь деньги. А в Ираке тебя не поймут, если ты ни денег, ни картошки не заберешь. Вот два вида общества: в которых насилие эффективно, в которых насилие является средством, с помощью которого ты возвышаешься и становишься большим человеком, и общества, в которых насилия не эффективны и ты попадаешь в тюрьму.

Американцы чисто теоретически могли бы справиться с талибами, по тому же рецепту, по которому в свое время, например, монголы справились с сектой ассасинов. Можно, допустим, убить каждого, кто подозревается в том, что он сочувствует талибам, заодно убить его семью, чтобы там ничего не вырастало, и заодно правозащитников, которые на эту тему будут возмущаться. Причем не понадобится убивать всех, надо будет убить первых пятерых, остальные сразу займутся чем-то другим, например, охраной прав белок.

Это можно. Но после этого, естественно, Америка перестанет быть Америкой, потому что, если она так сделает, она станет на тот путь, при котором насилие эффективно. А вся современная экономика, вся экономика развитых стран построена именно на том, что насилие не эффективно, в отличие от экономики и политики таких стран, как Афганистан, как Ирак и как Иран.

... Возникает вопрос – а как же противиться странам, где эффективно насилие, если ты не можешь это делать с помощью насилия? Ответ заключается в том, что никогда не надо с ними сражаться на их поле. Потому что насилие в Афганистане эффективно, и человек, который похищает людей, который посылает 12-летнего мальчика взорваться, там большой человек. А в Америке он маленький человек, он преступник.

Но в Афганистане зато никогда не построят завод по производству микросхем, по крайней мере, в ближайшее время. Я даже думаю, что там более простые заводы вряд ли кто-нибудь соберется строить. Это опять же к вопросу об эффективности насилия. Т.е. ты выглядишь идиотом, если ты в Афганистане строишь завод. И ты выглядишь идиотом, если ты в Америке расстреливаешь людей, просто потому что тебе это нравится. ... "