Previous Entry Share Next Entry
Ответ на "гамлетовский вопрос" по Украине от Эрнестa Варданеанa
aram_hakopian
Эрнест Варданеан задает гамлетовский вопрос Путина в Украине:
"...Что же Юго-восток? Многие комментаторы, эксперты, да и простые наблюдатели задаются резонными вопросами, к которым присоединяюсь и я: «Почему в полуторамиллионном Харькове, в миллионном Донецке, в миллионной Одессе на митинги против киевской власти выходят максимум несколько тысяч человек? Почему молчат шахтеры – мощная, уверенная в себе сила? Почему нет массовости рабочего движения, недовольного олигархами?». Вопросов еще много. Почему Киеву бросили вызов маленький Славянск, Краматорск, почему Мариуполь активнее Донецка и т.д.

Тут-то мы и подходим к сути проблемы. Путин не может тянуть за уши весь Юго-восток Украины. Москва послала четкий сигнал: самоорганизуйтесь, обороняйтесь, покажите силу и единство, и только тогда мы вас защитим. Россия будет иметь хоть какое-то формальное основание вмешаться только в том случае, когда у нее на руках будут итоги референдума. А если в Донбассе или Одесской области нет массового, четко организованного движения за присоединение к России, если эти люди хотят остаться в составе Украины – так на «нет» и суда нет!...."

Ответ:
Ответ дал Александр Янов, правда в контексте другого времени - как разрушилась Россия и к власти пришли большевики: http://www.snob.ru/profile/11778/blog/75493

"...Ослепленная племенным мифом и маячившим перед нею видением Царьграда, втянула российская элита страну в ненужную ей и непосильную для нее войну (дав в руки оружие 10-миллионной массе крестьян, одетых в солдатские шинели). И до последней своей минуты у власти не могла себе представить, что единственной идеей-гегемоном, владевшей этой гигантской вооруженной массой, был не мифический Царьград, но раздел помещичьей и казенной земли (в 1913 году крестьянам не принадлежало 47% всех пахотных земель в стране)...

...Первое, что приходит в голову,когда мы пытаемся решить эту загадку, оказавшуюся фатальной для России 1917 года: члены Временного правительства и солдаты, которые в разгар войны отправлялись по домам, жили в разных странах, а думали, что живут в одной. Русские мыслители славянофильского направления интуитивно угадывали это задолго до войны. Я мог бы сослаться на кучу примеров, но сошлюсь лишь на самый авторитетный. Что, по вашему, имел в виду Достоевский, когда писал, что «мы, то есть интеллигентные слои страны, какой-то совсем уже чужой народик, очень маленький, очень ничтожненький»? Разве не то же самое обнаружилось в 1917: два народа, живущие бок о бок и не понимающие друг друга потому, что говорят на разных языках? Один из этих народов жил в Европе, другой, «мужицкое царство», – в Московии. В этом, собственно, и заключается секрет того, как еще на три-четыре поколения продлила свое существование в России после Октября Московия: в момент эпохального кризиса «чужой народик» сам себя обманул, вообразив, что говорит от имени «мужицкого царства». Ленин, воспользовавшись этой роковой ошибкой, угадал московитский язык «мужицкого царства» и оседлал его. Надолго.

Как представляли себе члены правительства этот другой народ в солдатских шинелях? Прежде всего как патриархального православного патриота, для которого честь отечества, как честь семьи, дороже мира с ее врагами и святыня православия, Царьград, дороже куска собственной земли. Короче, это было славянофильское представление, утопическое. Ленину, прожившему практически всю сознательную жизнь в эмиграции, оно был совершенно чуждо. Он знал, что ради этого куска земли «мужицкое царство» готово на все. Даже на поругание церквей.Как бы то ни было, один эпизод того же лета 1917 накануне июльского наступления поможет нам понять эту «языковую», если можно так выразиться, проблему лучше иных томов...."

То есть суть в том, что шахтеру и русскоязычному в Украине, уставшего от перепетий жизни, еле-еле сводящего концы с концами, не до "патриотизма" Путина, его окружения, и невольных или добровольных последователей. Эта два русскоязычных народа, но с совершенно другими заботами. Как там же рассказывает Александр Янов, примечателен вопрос солдата-крестьянина Керенскому, тогдашнему руководителю России:

"Вот вы говорите, что должны мы германца добить, чтоб крестьяне получили землю. Но что проку от этого будет мне, крестьянину, коли германцы меня завтра убьют?"... Это и есть ответ сегодняшнему Путину от русскоязычного в Украине.

?

Log in

No account? Create an account