Previous Entry Share Next Entry
Стратегическое pешение газового уравнения "Россия-Иран-Европа"
aram_hakopian
Следящие за перипетиями газовых маршрутов и планов доставки в Европу в курсе следующих факторов:

1. Европа озабочена зависимостью от российского газа, пытается решить эту проблему и скорее всего решит ее тем или иным способом. Этот вопрос сегодня актуален в отношении российского газа, но он более широк в смысле нежелания Европы зависеть также от кого либо другого, как источников газа, так и маршрутов доставки. То есть, Европе не столь важны цены на газ как таковые, ей важна диверсификация этого бизнеса, чтобы там работал рынок, а не диктат и монополии.

2. В том что Европа эту проблему решит рано или поздно, вряд ли могут быть сомнения. Вопрос в другом. Какое место при этом займут все игроки газового рынка в будущей конфигурации? России надо бы подумать об этом, т.е. найти свое место под будущим солнцем, а не бессмысленно сопротивляться этому процессу. Так же как и Европа думает стратегическими категориями, так и Россия должна задуматься над этим.

3. В чем интересы России в этой будущей немонопольной конфигурации? Как и во всяком бизнесе, иметь большую бизнес долю. Не в смысле монопольного диктата, как это устроено сегодня, этому придет конец в любом случае, а в смысле бизнеса как бизнеса. В этом контексте, подход к анализу процессов можно строить следующим образом. В будущей конфигурации, все производители газа смогут получить доступ в Европу. И Иран, и Азербайджан, и Туркмения и другие. И исходя из этого, надо проработать бизнес модель участия России. А именно, предложить немонопольные модели для Европы, которые выгодны России с точки зрения бизнеса, даже если они при этом серьезно ограничивают монополию России, поскольку демонополизацию невозможно остановить. Не сопротивляться процессу демонополизации и направить ее лучшим для России способом.

4. В этом контексте можно рассматривать строительство Южного потока. В этом проекте есть две монопольныe компоненты. Собственность трубы, и источник газа.

Насчет трубы в немонопольной конфигурации - либо будет несколько трубных маршрутов, либо труба на 50% будет принадлежать другим. Что выгодно России, 50% трубы или множество трубных маршрутов, где доля России будет значительно меньше этих 50%? Догадайтесь сами. То есть России выгодно разделить собственность трубы, и получить максимум бизнес отдачи в 50%, чем иметь 100% сегодня, и гораздо меньше чем 50% завтра. Ну может временщикам чиновникам "сегодня и сейчас". Но будем думать рационально.

То же самое относится к источнику газa. С точки зрения бизнеса, и понимания будущего немонопольного устройства, России выгоднее уступить 50% газа, чем иметь 100% своего газа сегодня, и гораздо меньшую долю завтра.

То есть, в идеальном раскладе, предполагая будущую тотальную демонополизацию рынка, лучшей бизнес моделью для России является постепенный отказ от монополии, и выстраивание бизнес конфигурации где своя доля будет стремиться к 50% в трубных маршрутах и самого газа. И эта формула скорее всего успокоит и саму Европу в навязчивом контексте избавления от зависимости. При этом уже сейчас доля российского газа для Европы меньше 50%. У упомянутые доли России условнo имеют ввиду конкурирующие с современным раскладом сценарии.

Предел ли 50%? Нет. В "не-своих" 50% Россия может также иметь существенную долю с учетом отказа от решающего голоса. Чтобы была понятнее мысль, привожу пример Ирана. Иран заявил, что рассматривает три пути доставки своего газа: http://www.lragir.am/index/rus/0/economy/view/36007. Через Турцию, через Сирию, и через Армению-Грузию.

Маршрут через Турцию не выгоден Ирану, поскольку ставит его в зависимость от большого игрока, учитывая уже наличие трубопровода через Турцию, и естественную необходимость диверсифицировать для Ирана маршруты доставки. То есть, происходящие сегодня процессы по доставке газа через Турцию, "монополизируют" до значительной степени роль Турции как транзитной страны, в чем не заинтересованы и Европа, и страны-источники газа, Иран и Россия.

Маршрут Армения-Грузия выгоден всем. Россия будет оператором/собственником газопровода на армянской территории и будет иметь свою транзитную долю в "не-своих" 50%. И Иран, и Европа, и Россия, понимают что Армения и Грузия, как малые страны, не имеют возможностей "диктовать" какие-то свои монопольные условия, и в их же интересах работать по правилам.

И наконец, иранский газопровод можно объединить с Южным потоком, поскольку 50% доли России в этой трубе, и доля России за транзит через Армению, могут принести дополнительные дивиденды в экономических расчетах. При этом также уменьшатся технические издержки по минимизации маршрутов доставки. И убирается настороженность Европы к Южному потоку.

Выигрывает также Туркменистан. Он получает две трубы доставки. Через Россию и через Иран. С которыми у него хорошие отношения. Азербайджан и Турция уже сформулировали свои маршруты, и предлагаемая схема минимизирует зависимость Европы от диктата этого тандема по маршрутам доставки, и их попыткам политических игр на газовой трубе.

Автор этих строк видит интерес Армении во всей этой конфигурации, который совпадает с интересами дружественных ей центров - Ирана, России и Европы.

  • 1
Разве когда-то доля российского газа в Европе была больше 30%?

  • 1
?

Log in

No account? Create an account