Previous Entry Share Next Entry
Карен Агекян: О соотношении коллективного и индивидуального
aram_hakopian
«Нам говорят, что, для того чтобы поддержать в республике свободу, у народа (или у его представителей) должно быть желание посвятить свое время и энергию деятельности на общее благо. В терминах ренессансных текстов, народ должен обладать virtu (приблизительно можно перевести как осознанная целенаправленная доблесть в коллективных делах, доблесть в широком смысле слова, военная и гражданская. – Прим мое). Но проблема в том, что virtu редко встречается как естественное качество: многие люди предпочитают следовать своим собственным интересам, а не общему благу. Если опять применить ренессансную терминологию, люди склонны к corruzione (коррупции), а не к virtu. Главный вывод для конституции состоит тогда в том, что, если мы хотим развивать гражданскую добродетель (и тем самым поддерживать публичную свободу), должны существовать законы, призванные принудительно побороть естественную для людей тенденцию к разрушению условий, необходимых для их свободы». (Квентин Скиннер)

Все принудительное недолговечно, особенно если противоречит природе человека. Человека, индивида нельзя ставить в центр, как это делает неолиберализм. Человек взятый сам во себе скорее склонен к деградации и пути наименьшего сопротивления, что не случайно отражено в самых разных религиях. Если рассматривать свободу ради человека, приходится строить искусственные конструкции из «обязанностей», который человек вроде бы «должен» иметь. А он их иметь не хочет… На самом деле проще и правильнее с самого начала говорить о свободе и прочих благах не для индивида-обывателя, а для сообщества и человека в сообществе – например, это может быть нация. Такое коллективистское понимание свободы одновременно создает силу, которая сможет развивать и защищать свободу. Индивидуум, наоборот, может только бегать с места на место за своей свободой и другими благами и всегда будет через какое-то время разочарован… Но разве коллективизм не противоречит природе человека? Еще Аристотель писал что человек – животное общественное (политическое). Коллективизм и индивидуализм – две разные силы и мотивации которые сосуществуют в каждом человеке. В условиях борьбы естественно преобладает коллективизм, при ее отсутствии – набирает силу индивидуализм. Через законы невозможно поддерживать virtu. Сообщество должно непрерывно бороться за собственное будущее и тогда коллективизм сам собой без специальных законов virtu будет поддерживаться.

Раньше, в патриархальном мире сообщество могло веками жить в своей нише, смиряясь со всем плохим, ставя перед собой только задачу выживания семьями, крестьянскими или приходскими общинами. Сейчас уже не получится. Из такого сообщества побегут и физически – самолетами и пароходами, и в смысле ассимиляции. А вынужденно оставшиеся постепенно начнут считать принадлежность к такому сообществу клеймом. Альтернативы активной борьбе за совместное будущее нет.

?

Log in

No account? Create an account